По мнению лесной службы Сахалинской области, развитие оленеводства может навредить популяции дикого северного оленя.

На Сахалине прошла конференция «Традиционная хозяйственная деятельность коренных малочисленных народов Севера (КМНС) Сахалинской области как основа сохранения этносов», где обсудили проблемы оленеводства в регионе. По словам специалиста по связям с общественностью министерства лесного и охотничьего хозяйства Сахалинской области Татьяны Бехтеневой, на рабочей группе предложения по его поддержке и возрождению вписали в проект резолюции. Тем не менее, специалисты названного ведомства уверены, что, если говорить об обеспечении себя мясом, эффективнее было бы заняться разведением тех же коров. По их мнению, домашние олени будут конкурировать с дикими. На всех может просто не хватить кормовой базы. Основная пища этих животных – лишайник. Чтобы дорасти до необходимых размеров, ему требуется 25 лет. Сотрудник областного минлесхоза Александр Гринкевич склонен утверждать, что домашние олени будут пастись на тех территориях, где могли бы кормиться стада диких парнокопытных. Кроме этого, он считает, что увеличение поголовья домашнего зверя может спровоцировать незаконную добычу – будет сложнее доказать, какого именно зверя (дикого или домашнего) добыл браконьер. – По нашим данным на Сахалине сегодня обитает около 2 тыс. голов дикого северного оленя (домашних оленей в районе села Вал насчитывается 140 голов), – делится А. Гринкевич, – вредят этим животным в первую очередь лесные пожары, человек, с его оружием и высокопроходимой техникой, медведи. Теперь же сокращению популяции дикого северного оленя может способствовать и разведение этих животных в домашних условиях. Так случилось в те времена, когда на Сахалине работали зверосовхозы. По данным Александра Гринкевича, каких-то лет 30-40 назад дикий северный олень свободно обитал на территории всего острова. На юге зверь питался мхами. Среди прочих, специалисты различают лесную разновидность дикого северного оленя. Сейчас он обитает в Поронайском районе.